etology

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » etology » Этология животных » Тайны животного мира


Тайны животного мира

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Старые опытные крабы некоторых видов компенсируют недостаток былой прыти хитростью и опытом. В то время как молодые "мачо" гоняются за самками по берегу и устраивают из-за них драки, старые самцы неспешно копают норки в прибрежной грязи. Им прекрасно известно, что именно сюда, и очень скоро, приползут откладывать яйца самки. И вот когда они действительно появляются, старые самцы беспрепятственно спариваются с ними, а у крабов именно последний партнер самки, как правило, и становится отцом ее потомства. Довольно неблаговидное поведение самцов-стариков завершается с их стороны подлинно джентльменским поступком: они предоставляют собственное жилище дамам, обремененным икрой, в полное их распоряжение.

Самцов рыбы-мичмана можно разделить на два основных типа. Самцы первого типа дольше взрослеют, обладают хорошо развитой голосовой системой и сооружают добротные гнезда. Самцы второго типа тратят все жизненные силы на секс: они быстро достигают половой зрелости, а на долю их половых органов (семенников) приходится примерно 10 процентов общей массы тела. Постоянным жилищем они не обзаводятся. Различия между самцами этих групп особенно четко выражены в период размножения. Если самцы-гнездостроители деликатно подзывают самок мелодичным жужжанием, то "мачо" никакими церемониями ухаживания себя не утруждают: они захватывают первое попавшееся свободное гнездо и спариваются с первой же самкой, которую им удается в него загнать.

Пингвинихи не чураются проституции. Самки пингвинов Адели охотно спариваются с самцами в обмен на материал для постройки гнезда.

Самцы одного из видов североамериканских змей северозападной подвязочной змеи, обитающей в Канаде, изобрели хитроумный трюк, позволяющий им единолично спариваться со всеми окрестными самками. Они способны выделять кожей вещества с женским запахом, побуждая тем самым соперников заняться с ними сексом; по мнению ученых, самцы прибегают к этому трюку, чтобы истощить силы соперников. Добившись своей цели, эти трансвеститы-бисексуалы могут беспрепятственно спариваться со всеми доступными им самками.

В сезон размножения у каракатиц на одну самку приходится примерно 10 самцов. Поэтому, чтобы спариться с самкой, маленьким самцам приходится идти на хитрости. В их распоряжении имеется два главных трюка. Во-первых, они прячутся в укромных уголках морского дна, откуда и подают призывные сигналы проплывающим мимо доступным самкам. Покуда крупные самцы жестоко сражаются друг с другом за право спаривания, коротышки назначают подругам тайные свидания.

Другой трюк связан со способностью каракатиц менять форму тела и окраску кожи. Приняв облик самки, маленький самец может свободно плавать прямо под носом у крупного агрессивного самца, охраняющего свой гарем от посягательств соперников. При первом удобном случае, однако, коротышка принимает мужское обличье и незамедлительно приступает к спариванию.

Люди, дельфины и, возможно, собаки — единственные виды живых существ, занимающиеся сексом ради удовольствия, хотя явное наслаждение от секса получают и самки свиней: оргазм у них длится полчаса.

Напротив, насекомые палочники могут непрерывно заниматься любовью на протяжении нескольких месяцев. Все это время самец, который гораздо меньше самки, перемещается вместе с подругой, прочно прикрепившись к ее спине. Биологи полагают, что собственнические инстинкты самца позволяют ему держать на расстоянии соперников и полностью гарантируют оплодотворение яиц самки его сперматозоидами.

Карликовые шимпанзе, или бонобо, — единственные животные, пускающие в дело язык во время поцелуев.

Петух — известный ловелас. Любвеобильный самец спаривается с курами с интервалом от 10 минут до часа. Но даже если после спаривания с одной из своих жен петух получает предложение от другой, он, как правило, тут же удовлетворяет ее просьбу: некоторое количество семени заботливый Казанова всегда хранит про запас.

Один из самых причудливых способов спаривания среди животных практикуют живущие в морях бескишечные турбеллярии (плоские черви). Эти существа являются гермафродитами: каждая особь у них способна вырабатывать и сперматозоиды, и яйцеклетки, созревающие прямо в паренхиме (основной ткани) тела. Во время спаривания каждый партнер норовит пронзить стенку другого совокупительным органом и ввести в его тело сперматозоиды. Тот, кому удается это сделать первым, и выступает в роли самца. На долю "проигравшего" выпадает тяжкая обязанность вынашивать развивающиеся яйца.

Во время течки львице нужно беспрестанно спариваться с самцом каждые полчаса в течение пяти дней и ночей. Описан случай, когда самка шимпанзе всего за 15 минут успела спариться с 8 самцами. Зато некоторые пингвины занимаются сексом всего два раза в год. (Это может быть связано как с огромными неудобствами, которые вынуждены терпеть эти птицы во время занятий любовью, так и с сильным пристрастием пингвинов к гомосексуализму.) Однако по сравнению с некоторыми видами улиток, спаривающихся всего раз в жизни, пингвины — просто похотливые развратники.

Надо сказать, что некоторые животные прекрасно обходятся без секса. Бесполые бделлоидные коловратки — крошечные существа, обитающие в сырых куртинах мха, — откладывают яйца, отлично развивающиеся без оплодотворения. Судя по всему, такой способ размножения совсем неплох: бделлоидные коловратки стали бесполыми еще 85 миллионов лет назад.

Источник:
http://www.diary.ru/~Bolus-Alba/p85732564.htm#form

0

2

Испокон веков господствует мнение, что самцы играют ключевую роль в выборе партнера для продолжения рода. На самом же деле самки не так пассивны, как кажется на первый взгляд.
       Примерам борьбы самцов за самку нет числа: это и брачные танцы и состязания, призванные убедить самку в том, что конкретный самец - самый лучший, и такие характерные "аксессуары", как оперение или рога. Самкам при этом отводилась более-менее пассивная роль. Наука признавала и порой даже оправдывала промискуитет самцов и моногамность самок. Сегодня наука постепенно освобождается от многовековых табу и самоограничений, наложенных на изучение "деликатных" тем.
       В последние годы биологи углубленно изучают так называемую борьбу сперматозоидов, то есть борьбу мужского начала процесса продолжения рода, но не на уровне отдельных особей, а на клеточном уровне. Постепенно накапливается обширный материал о различных свойствах спермы разных видов живых организмов, помогающих ей бороться с "противоборствующей" спермой. Например, существуют маленькие мошки, сперма самцов которых настолько ядовита, что может разрушить сперму соперников или убить саму оплодотворяемую самку, если жидкость попадет мимо соответствующего органа. Выявлено множество способов, с помощью которых сперматозоиды уничтожают конкурентов.
       Все это укладывается в рамки упомянутой выше традиционной теории мужского доминирования в процессе размножения. Казалось бы, все правильно: сперматозоиды "отстаивают" свой выбор конкретной самки, которая будет вынашивать потомство. Однако тут как раз и начинаются удивительные несоответствия наблюдений с "теорией".
       Все больше и больше данных говорят о том, что самки не просто выбирают лучшего самца. Многие ведут "неразборчивую половую жизнь", а затем отбирают ту сперму, которая лучше удовлетворяет их требованиям. Следует сказать, что еще Чарльз Дарвин высказывал идею о половом отборе и активной роли женских особей. Правда, в чопорной викторианской Англии он был лишен возможности открыто высказать свои соображения.
       Должно было пройти почти сто лет, чтобы в конце 60-х годов прошлого века биолог Джефф Паркер, работающий сегодня в Ливерпульском университете, решился посмотреть на эволюцию под другим углом зрения. Он был первым, кто осмелился поставить под сомнение тезис о природной моногамности самок, представив материалы своих наблюдений за навозными золотистыми мухами. Паркер определил, что отбор партнера самкой не заканчивается после совокупления и может продолжаться вплоть до того, как сперматозоид не сольется с яйцеклеткой. Он понял, что самцы соревнуются не за самок, а за возможность их оплодотворить.
       Подробный анализ ДНК показывает, что в животном мире моногамия является не правилом, а исключением. Два десятилетия наблюдений в этой области привели биологов к выводу о том, что у большинства видов самок оплодотворяет не один самец, а несколько. Особенно удивили исследователей птицы, которых всегда считали примером приверженности к моногамии. Оказалось, что самки с упорством ищут партнеров "на стороне".
       Следует сказать, что для отбора спермы самки пользуются самыми изощренными способами. Это одно из объяснений, почему исследователи так долго не обращали на это внимание. Известный специалист в этой области Билл Эберхард из Университета Коста-Рики говорит, что самки могут прерывать соитие до того, как у самца будет возможность переправить в них свое семя; или позволить это, а затем выбросить ее; или же хранить сперму от разных самцов в разных местах с тем, чтобы затем выборочно использовать ее.
       Однако раз уж установлен факт "тайного" отбора генетического материала для продолжения рода, следует задаться вопросом: а зачем это необходимо? Почему самки предпочитают семя одних самцов и столь рьяно отвергают других? При этом, если соблюдаются совершенно равные условия, то на выбор не влияют внешние характеристики самца. Иногда даже происходит обратное.
       Исследователи из Университета шведского города Гетеборга определили, что при оплодотворении самки так называемой прыткой ящерицы двумя самцами, большинство икринок оказываются оплодотворенными самцом с генетическим набором, наиболее отличающимся от набора самки. То же самое недавно было найдено группой Пола Уарда из Университета Цюриха у навозных мух.
       Супруги Джин и Дэйвид Зи, работающие в двух университетах штата Техас (Университет им. Риса и Университет города Хьюстон), исследуют предположение о том, что при оплодотворении самки ищут не такого самца, чьи прекрасные внешние данные хотелось бы передать потомству, а такого, чей генотип дополняет их собственный. По мнению ученых, женский промискуитет сокращает опасность оплодотворения самцом с несовместимыми генами. При этом они указывают на большой объем данных, говорящий о проблеме генетической несовместимости, о генетических противоречиях между ядрами и цитоплазмой в половых клетках, а также неожиданно высоком уровне выкидышей у моногамных особей.
       Однако самый удивительный пример женского отбора на субклеточном уровне представлен в наблюдениях за икринками рыб зоологов Института океанографии французского города Виллфранш-сюр-Мер. Они увидели, как несколько сперматозоидов проникали в икринку, образовывая мужские протоядра в цитоплазме. Затем женское протоядро обходило каждого из них и возвращалось к выбранному. С ним-то оно и сливалось. По словам ученых, это выглядело как выбор жениха невестой, но только на субклеточном уровне.
       Следует подчеркнуть, что многое в описанных процессах пока неясно самим исследователям. Понятно лишь то, что ученые начали изучать еще один механизм природы, гарантирующий как продвижение эволюции, так и сохранение достигнутых результатов. Кроме того, все это в корне меняет закрепленное тысячелетиями представление о пассивной роли женских особей.

Источник
http://www.follow.ru/article/185

0


Вы здесь » etology » Этология животных » Тайны животного мира


бесплатные форумы